NewsPhotoMusicWritings
Bhagavat-Gita - chenresi Bhagavat-Gita

chenresi — Bhagavat-Gita

Бхагават Гита.
Глава I.

На Поле Битвы Курукшетра.

Дхритараштра сказал:

В поле Дхармы – Курукшетре
собрались, желая битвы,
сыновья мои и Панду,
и что ж сделали, Саньджая?

Саньджая сказал:

Воинов – Пандавов видя,
в боевом порядке стройном,
Дурьодхана – царь – промолвил
так, к учителю приблизясь:

«Посмотри, потомков Панду, -
о, учитель мой великий! –
сын Друпады – ученик твой –
выстроил в ряды умело.

Здесь герои – луков асы,
что равны Арджуне с Бхимой:
Ююдхана и Вирата,
Друпада – великий воин,

Дхриштакету, Чекитана
и могучий Кашираджа,
Пуруджит и Кунтибходжа
и герой народа – Шайбья,

Юдхаманью многосильный,
Уттамуджаш и могучие
Субхадры, Драупади дети –
все сидят на колесницах.

Как и ты, ни старый Бхишма,
Карна, Крипа, Ашваттхама,
Сомадатты сын, Викарна, -
все в бою непобедимы.

Много и других героев
жизнью за меня рискуют;
все в оружии, в доспехах.
В деле воинском искусны.

Не измерить нашу силу –
Бхишма нас оберегает.
Их же сила меньше нашей,
как бы Бхима ни старлся.

В главных точках и повсюду,
где бы вы ни находились,
Бхишме оказать поддержку
все должны вы непременно».

Его бодрость утверждая,
Куру предок – дед двух кланов
в раковину затрубил призывно –
рыку льва был звук подобен.

Раковины и литавры,
и рога, и барабаны
неожиданно взревели
в миг один, шумя ужасно.

А в огромной колеснице
с белошерстными конями
Мадхавы и сына Панду
раковина дивно спели.

Хришикеша – в Панчаджаю,
в Девадатту – Дхаюньджая,
в потрясающую Паундру
зтрубил могучий Бхишма.

В Анантавиджаю – Кунти
сын – царь Юдхиштирах,
Накула и Сахадева –
в Сугхошу и Манипушпак.

Каши царь – владыка-лучник,
Шикханди – великий воин,
Дхриштадьюмна и Вирата
и Сатьяки – сын Победы,

Драупада, Драупади
сыновья, всех стран владыки,
и с оружьем сын Субхадры,
о, мой царь,трубили вместе.

То звучанье Дхритараштры
сыновей сердца разбило,
Небо и Земли поверхность
сотрясло могучим гулом.

После, глядя на кузенов,
лук и стрелы взяв, сын Панду,
что под флагом Ханумана,
обратился к Хришикеше:

Арджуна сказал:

Между армий, ждущих боя,
колесницу, о Безгрешный,
проведи, чтоб видеть мог я
с кем же мне сражаться должно.

Дай мне посмотреть, кто будет
здесь сражаться ради славы
злого сына Дхритараштры,
кто пришел, ему в угоду.

Саньджая сказал:

Молвил так, и Хришикеша
посреди обеих армий,
царь мой, вывел для Арджуны
боевую колесницу.

Перед Бхишмою и Дроной,
пред правителями мира
так сказал: «Взгляни, о Партха!
Вот собрались здесь все Куру».

И увидел там Арджуна
праотцев, стоящих рядом,
всех учителей, родню всю:
братьев, сыновей и внуков;
и соратников, и тестей
в двух войсках – друг против друга.

Всех увидев их, сын Кунти,-
родичей своих пред битвой, -
преисполнясь состраданьем,
так, в отчаяньи, воскликнул:

Арджуна сказал:

«Всех сородичей увидел,
в духе боевом я, Кришна.
Все мое трепещет тело
и во рту пересыхает.

Все дрожит на моем теле,
Дыбом волосы поднялись,
лук Гандива выпадает,
и огнем пылает кожа.

Не способен я остаться,
забываю кто и где я.
И последствия предвижу
я ужасные, Кешава!»

Пользы никакой не вижу
в битве, где родня погибнет.
Не хочу победы, Кришна,
и ни царства, и ни благ.

Что нам царство, о Говинда?!
Что нам жить для удовольствий?
Кого ради нам стремиться
к счастью, царству и благам?

Кто на этом поле боя –
жизнь отринули, богатства.
Здесь наставники, наследники,
прадеды и отцы.

Дяди, тести, внуки, также
родственники и зятья, - их
не желаю убивать, иль
в битве пасть, Мадхусудана!

Грех нам будет непременно,
что убьем врагов всех наших,
хоть заслуживают смерти
Дхритараштры сыновья. Но
разве счастливы мы станем,
видя смерть друзей, Мадхава?

Если же они ослепли,
жадностью сердца объяты,
ни вины своей не видят,
ни греха в убийстве друга,

Почему должны тогда мы,
сознавая, что преступно
убивать родных и близких,
поступать так, Джанардана?

Нить династии прервется –
и семья забудет Дхарму.
Дхарма вечная исчезнет –
в дом неправедность придет.

А неправедность, о Кришна,
оскверняет женщин рода,
что рождают, о сын Вришни,
нежеланное потомство.

Эти дети станут адом,
для семьи уничтоженьем.
Предки их падут наверно
без воды и приношений.

Кто грехами семьи губит,
в том вина того, что в детях
Дхарма рода исчезает,
нация идет к упадку.

Люди же, семьи устои
портит кто, о Джанардана,
говорят, в аду надолго
обиталище находят.

Как ни странно, грех великий
мы свершить сейчас решили,
потому что ради царства
родичей убить готовы.

Лучше не сопротивляясь,
без оружия пойти мне,
сыновья что б Дхритараштры
меня просто так убили.

Саньджая сказал:

Так сказав на поле боя,
сел Арджуна колесницу,
отложил и лук, и стрелы,
в мыслях плача и страдая.


Глава II.

Учение о Душе.
Обзор Бхагават – Гиты.

Саньджая сказал:

И ему, из состраданья,
видя, что готов заплакать,
сокрушаясь, так промолвил,
так сказал Мадхусудана:

Благословенный Господь сказал:

Слабость у тебя откуда
в час решающий возникла?
Не в небес ведет чертоги,
а к бесчестью лишь, Арджуна.

От бессилия, о Партха,
что тебе не подобает,
откажись, из сердца вырви.
Поднимись, врагов крушитель!

Арджуна сказал:

Как же с Бхимой мне сражаться,
с Дроной – как, Мадхусудана?
Стрелы посылать как можно
в них, достойных поклоненья?

Чем наставников достойных убивать,
лучше в мире жить, подобно нищему.
Если их убьем, пусть даже алчущих,
насладимся мы кровавым счастием.

Так же мы не знаем – лучше что для нас:
победителями быть иль проиграть?
Мы наверняка не сможем жить, убив
Дхритараштры сыновей, что здесь стоят.

Я сражен болезнью сострадания,
спрашиваю я, что делать мне.
Что поведаешь, какой мой лучше путь?
Ученик я твой теперь, учи меня.

Я не вижу, что могло б умерить скорбь –
ту, что чувства иссушает все мои.
Даже если и достигну на земле
царств вершин, иль стану я царем богам.

Саньджая сказал:

Так промолвив, к Хришикеше
обратился Гудакеша:
«Не сражаюсь я, Говинда», -
так сказал и замолчал.

Ему молвил Хришикеша,
улыбаясь, о бхаратья,
стоя меж обеих армий,
страждущему те слова:

Благословенный Господь сказал:

Недостойно твоей скорби
то, о чем ты рассуждаешь.
О живых или о мертвых
должно ль мудрому скорбеть?

Никогда так не бывало,
чтобы Я, ты иль цари все
бытие свое прервали,
и не будет впредь такого.

Тот, кто воплотился в теле,
возрастов сменив одежды,
кто познал свою природу,
не впадает в заблужденье.

Чувства знают, о сын Кунти,
зиму – лето, счастье – горе.
Все, что так непостоянно,
надо вытерпеть, Бхарата.

Лучший из людей! Кто в счастье
и страданье неизменен,
терпелив и безучастен,
тот бессмертия достоин.

Нереальность – иллюзорна,
не иллюзия – реальна.
Изучив то и другое,
мудрецы постигли это.

Знай: Того, кто неизменен,
кто собой все наполняет;
неизменное разрушить
никого нет, кто способен.

Бренны лишь тела. Дух в теле
вечный и неизмеримый
никогда убит не будет.
Так сражайся ж, о Бхарата!

Тот, кто думает, что можно
бивать, иль быть убитым,
заблуждается, поскольку
истинное «я» бессмертно.

Не умрет, не возрождается вовек
в прошлом, ныне иль в грядущем – никогда
нерожденный, вечный, постоянный. Он
никогда со смертью не умрет.

Дух кто знает неизменным,
нерождающимся, вечным,
как тот может думать, Партха,
что убит, иль убивает?

Точно так, как старые одежды сняв,
новые примеривает человек;
также, сбросив старые свои тела,
воплощенный принимает новое.

Дух оружьем не разрезать,
и в огне Он не сгорает,
и в воде не намокает,
и не высохнет под ветром.

Не расколешь, не иссушишь,
не сожжешь и не намочишь.
всеприсутствующий, вечный,
недвижимый Дух все тот же.

Он невидим, неизменен,
говорят, - непостижимый.
Вот поэтому, то зная,
откажись от своей скорби.

Даже если мнишь, что будто
Дух родится, умирает,
все равно, могучерукий,
для печали нет причин.

Для рожденных смерть реальна,
умершие вновь родятся.
Так о том, что неизбежно,
стоит ли тебе скорбеть?

Непроявлены в начале,
в центре – видимы, Бхарата,
в непроявленность уходят.
Так зачем же горевать?

Словно чудо кто-то видит этот Дух,
как о чуде говорит о нем другой.
Как о чуде слышит кто-то от других,
но услышав, мало знает кто его.

Воплощенный в этом теле,
Он неуязвим, Бхарата.
Потому о всех живущих
смысла нет тебе скорбеть.

Свою Дхарму в этом деле
ты исполни, не колеблясь.
Дхармы лучше, чем сраженье,
воин может ли найти?

Битва эта – дар удачи,
рая двери открывает.
Счастье кшатрия, о Партха,
так достигнут, здесь сражаясь.

Потому свою ты Дхарму
не исполнишь, коль в сраженьи
честь и Дхарму запятнаешь,
груз грехов приобретешь лишь.

О твоем бесчестьи люди
Будут говорить повсюду.
А для славного бесчестье
станет хуже самой смерти.

Что из страха с поля боя
ты ушел – решат цари все.
Ты, кого все ценили,
умалишься в их глазах.

Много выдумок недобрых
о тебе враги расскажут,
мужество твое унизят.
Что же хуже может быть?

Небеса получишь смертью,
завоюешь мир победой.
Поднимись же, о сын Кунти,
и с решительностью – в бой!

Счастье, горе…Хладнокровно
потеряв иль выиграв что-то,
в пораженье иль победе
делай так и стань безгрешен.

Это все – работа мыслей.
Как достигнуть можешь йогой
Ты теперь послушай, Партха,
Разрушенья путов кармы.

Для того, кто в устремленьи,
Здесь потерь не существует.
Даже малое усилье
От больших спасает бедствий.

Ум решительный нацелен
На одно, о радость Куру!
А ветвистый ум, бесцелен;
Нерешительным присущ.

Те же, чьи слова цветисты,
Смысла кто не понимает
Вед, невежды те, о Партха,
Говорят: что есть иное?

Рай небесный возжелая,
С целью лучшего рожденья,
Церемонии свершают,
Удовольствий, власти жаждя.

Связан кто благами, властью,
Кто обмануты всем этим,
Ум решительный нацелить
На самадхи неспособны.

Суть трех гунн – основа Веды.
Трех гунн выше будь, Арджуна.
Будь в недвойственном сознаньи,
Непривязан. Знай: ты – Атман.

Словно маленький источник
Воду соберет из больших,
Точно так нужны все Веды,
Для того, кто Брахман знает.

Действия свершить ты должен,
На плоды не претендуя.
Ты не есть плодов причина.
Но не будь также бейздействен.

Йогу стойкости исполни.
Связь оставив, Дхананджая,
К пораженью и успеху
Ровен, в самообладаньи.

Низкую отбросив карму,
Йогом будь, о Дхананджая.
Разумом своим предайся.
Жалки, кто к плодам стремится.

Кто достигнул буддхи, сможет
Зла, добра плодов избегнуть.
Потому прибегни к йоге –
Йоги действия искусству.






Когда твой иллюзий дебри
Превзойти сумеет разум,
Тогда станешь равнодушен


В шрути не найдешь ты пользы,
Когда будет недвижимым
Разум, непоколебим в самадхи,
Тогда йоги ты достигнешь.

Арджуна сказал:

Как нам распознать средь прочих,
Кто в самадхи, о Кешава,
Пребывает? Как сидит он,
Как он говорит, как ходит?

Благословенный Господь сказал:











© chenresi 19 Oct 2008 03:27 pm
Comments (12)
kenga
Ух, ты!
04 Oct 2009 10:14 am
kenga
Большое спасибо за ссылку, это очень интересно, я пошла это читать:)
04 Oct 2009 11:44 am
ruberoid
помню чтото такое читал
04 Feb 2010 03:17 pm